Евангелическо-лютеранская Церковь (или еще точнее Евангелическая Церковь Аугсбургского вероисповедания) условно считает началом своей истории, как отдельной Церкви, 31 октября 1517 года. В этот день монах ордена Святого Августина, доктор папской теологии и профессор университета в г.Виттенберге Мартин Лютер предложил свои 95 тезисов о действенности индульгенций и злоупотреблениях в Церкви для публичного диспута. Он вовсе не стремился стать «реформатором Церкви», но, столкнувшись с многочисленными злоупотреблениями, оказался первым, кто вскрыл их подлинную природу – пренебрежение Евангелием Христовым. Евангелие все чаще заменялось сводом Церковных правил и инструкций, надуманных условий и наказаний. Судьба человека и его спасения ставилась в зависимость от благорасположения Церкви и ее иерархов. Единственное, что стремился сделать Лютер – это восстановить правильное понимание Евангелия, то его понимание, которое было в древней Церкви и у апостолов.

Суть этого понимания в следующем: спасение грешника не может быть делом религиозной организации, это не общественный процесс. Событие спасения – это тайна, осуществляющаяся между человеком и Богом через единственного посредника – Иисуса Христа, Его Провозвестие, независимо от «жреческого или духовного» сословия и предписанных этим сословием правил. Спасение совершается в благодатной тайне веры, которая есть дар Божий, а не человеческое достижение. Духовное действие Бога, действующего в Своем Слове и Таинствах, Лютер противопоставил механическому исполнению инструкций и предписаний иерархов Римской Церкви, поставившей вопрос спасения в зависимость от их исполнения.

Исходя из этого, Церковь не является посредником между человеком и Богом. Не является посредником, от которого зависит получение благодати Божьей и спасения человека. Но она — институт, установленный Богом как собрание верующих, святых и грешных одновременно. Задача этого института провозглашать Слово спасения (Евангелие), хранить и раздавать всем ищущим средства Божьей благодати (Слово Божие и Таинства), прощать или оставлять от имени Бога грехи. И помогать людям, совершенствуясь, идти по пути веры. Эта доктрина была изложена на императорском сейме в Аугсбурге в 1530 году (25 июня) и в дальнейшем получила название Аугсбургского исповедания.

Однако исторические события привели к тому, чего меньше всего хотели отцы Реформации. Общины, принявшие Аугсбургское исповедание, встретив резкое неприятие со стороны Ватикана, вынуждены были объединиться в отдельную Церковь.

Аугсбургское исповедание содержит в себе 28 пунктов (артикулов) и умещается на 43 страницах формата А5. Это исповедание вовсе не отменяет существовавшее исповедание Церкви. Ряд пунктов из этих 28 подтверждают общее правильное понимание основополагающих доктринальных вопросов. Другие пункты вносят поправки в понимание этих вопросов. Эти поправки базируются не на человеческих установлениях, рожденных в процессе истории Церкви, а на Священном Писании.

Вся суть Реформации выразилась в четырех утверждениях:

1.      «Только вера» — только личной верой в Бога спасается человек. Верой, а не количеством поставленных свечей или размером сделанных пожертвований, или количеством отбитых поклонов, или прочтенных молитв. Добрые дела, творимые человеком, – плод его живой веры. Вера порождает в человеке стремление жить по Божьим заповедям и творить добро. А не наоборот – добрые дела ведут к вере. Это — сердцевина «учения об оправдании», являющегося основной отличительной чертой лютеранской Церкви от других христианских конфессий.

2.      «Только Христос» — только верой в искупительное деяние Христа прощается грех человека, и человек приобщается к Царствию Божию.

3.      «Только благодать (милость)» — только по милости Божией, по Его любви к людям мы получаем прощение грехов, спасение и жизнь вечную. По милости (благодати), а не по нашим стараниям или заслугам.

4.      «Только Писание» — Священное писание есть единственный источник исповедания. Единственное мерило истинности учения, установлений, толкований и правил, установленных в Церкви и повседневной жизни христианина.

Этот пункт часто неверно толкуется представителями других Церквей. Они утверждают, что мы отвергаем Предание Церкви (опыт и писания святых отцов и традиции Церкви), но это неверно. Мы признаем Предание и Традицию, но говорим, что критерием оценки их истинности служит Писание, и ничто не может быть выше его или вровень с ним, т.к. в нем запечатлено Откровение Божие, Слово Бога, а писания Отцов – это писания человеческие. К сожалению, даже искренне верующим людям порой грозит опасность заблуждения и ошибок, и посему мерило всему – Писание.

Наряду с этими четырьмя принципами и учением об оправдании грешника верой, в ряду основных отличительных черт нашей Церкви лежит принцип «всеобщего священства», кстати, также сплошь и рядом неверно толкуемый как религиоведами, так и представителями других конфессий. В их трактовке это выглядит так: «у лютеран любой прихожанин священник». Но это в корне неверно. 

Суть этого принципа в том, что любой верующий есть своего рода священник для людей вне общины, вне веры, т.к. вера побуждает и обязывает его сообщать весть о спасении. Любой верующий имеет право предстоять перед Богом в личной и общей молитве за общину, единоверцев, за неверующих. Но это не значит, что каждый верующий имеет право проповеди с церковной кафедры, право проведения Богослужения или совершения Таинств и священнодействий,  право выступать от имени всей Церкви. Это доверено Богом и общинами особому пасторскому (пресвитерскому) служению. 

В отборе кандидатов на это служение первостепенная роль отводится общинам. Отобранные кандидаты обучаются в церковных учебных заведениях, проходят практику и по ходатайству общины предстают пред Консисторией, которая по результатам собеседования решает, годен ли кандидат к служению. Если годен, то он рекомендуется епископу для рукоположения. Окончательное решение принимает епископ, т.к. рукоположение пасторов – его исключительная прерогатива. Кандидат особым ритуалом рукополагается в сан пастора. В центре этого священнодействия – молитва о ниспослании Святого Духа. Затем особым порядком рукоположенный пастор вводится в должность предстоятеля конкретной общины.

Также не совсем верно, что у лютеран утрачена апостольская преемственность в пасторском служении. В 16 веке католические епископы отказались рукополагать священников для общин принявших Аугсбургское исповедание. Общины, чтобы не остановилась жизнь и не прекратилась проповедь, вынуждены были, как крайняя мера, сами уполномочивать и благословлять годных к служению людей. Но, опять-таки, это происходило не во всех общинах и не во всех странах. Так, например, в Швеции в 16 веке практически все епископы приняли Аугсбургское исповедание, как в прочем и в других странах отдельные епископы. Через них преемственность, как непрерывная цепь возложения рук была сохранена, а впоследствии и восстановлена, во многих Церквях, в том числе в лютеранской Церкви Прибалтики, России и Казахстана. Если же рассматривать апостольскую преемственность, как преемственность в учении, то мы ее и не теряли.

Имя Лютера в названии Церкви появилось вопреки его воле и утвердилось лишь после его смерти. Употребление слова «лютеранская» в названии характерно для Церквей немецкой традиции. Так в мире многие наши Церкви называются «Евангелическая Церковь Аугсбургского исповедания».